Своё, родное… Россияне активизировались в изучении туристической географии своей страны

В прошлом году стало модным познавать родной край и путешествовать по России… В этом году можно надеяться на развитие успеха?

Май, ознаменовавшийся снижением загрузки петербургских отелей, показал справедливость подхода: надеемся на лучшее, но исходим из реалий. Без шапкозакидательства. За причинами снижения спроса ходить далеко не надо – Турция широко открыла двери, полеты осуществляются из 26 городов России, и, видимо, список будет расширен. Цены на размещение более чем конкурентны – турецкие отельеры дают скидки до 40%, что особенно заметно в сравнении с подъемом цен на наших курортах на 15-20%.

Перечисленные меры позволили уже сейчас выйти резидентам «берега турецкого» на операционные показатели 2015 года – а российский внутренний туризм после годового режима максимального благоприятствования вернулся в зону здоровой рыночной конкуренции. Где, как известно, выигрывает лучшее соотношение цены и качества, помноженное на уникальность туристического продукта и его упаковку. Пока не открылся Египет – есть время поразмыслить над реальными ТТХ отечественного предложения и их совершенствованием.

Шансы есть: благодаря в том числе PR-усилиям регионов и их активному событийному календарю познавать родной край и путешествовать по России стало по меньшей мере любопытно и местами даже модно. По крайней мере, такую возможность стали всерьез рассматривать применительно к своему отпуску не только 25% россиян, не имеющих загранпаспортов. Плюс федеральные власти немало способствовали формированию и продвижению актуальной повестки дня, взаимодействуя не только с конечной аудиторией, но влияя на тех, кто генерирует медийный контент.

Пока не открылся Египет – есть время поразмыслить над реальными ТТХ отечественного предложения и их совершенствованием

Помимо давно заработавших себе «престижно-брутальный» имидж курортов Камчатки и Алтая на новый уровень потребительского интереса вышел Северо-Запад и центральные районы России, которые до недавнего времени оставались де-факто terra incognita  для массового туриста. Например, очевидный прорыв – активизация туризма в Ярославской области. В целом рост внутреннего туризма составил более 15%, туристские услуги были оказаны более 55 млн человек, из которых около 15 млн выбрали Краснодарский край.

Перефразируя известный рекламный слоган, сейчас на повестке дня – создание такого производственного цикла турпродукта, чтобы «попробовав раз», хотелось «есть и сейчас». Это значит – при прочих равных делать сознательный выбор в пользу родных просторов. На патриотизм per se рассчитывать не стоит. Поколение миллениалов – самые активные путешественники – настроены на взвешенное сравнение плюсов и минусов нашего и зарубежного турпродукта. Будет по карману, интересно и ожидания оправдаются – они вернутся. Нет – спокойно переориентируются на более выгодные предложения. Тем более, что та же Турция сегодня вовсе не почивает на пляжных лаврах. На государственном уровне запущена программа развития MICE-туризма (в том числе имея в виду российский бизнес), активно развивается культурно-познавательный туризм. И объектов ЮНЕСКО в Турции более десятка – взыскательному путешественнику, за которого борется страна, предлагается всё многообразие впечатлений даже вдали от моря.

Справилась ли наша инфраструктура индустрии гостеприимства с выросшим турпотоком?

Процесс взаимообусловлен. Интерес россиян к внутреннему туризму стал возможен в том числе благодаря расширению вариантов и форматов размещения. Рынок реагирует быстро. Например, рост числа хостелов стимулирует приток бюджетных туристов. Нам нужно наращивать сегмент 2*+, при этом не теряя в качестве – в Европе в таких объектах не стыдно и не страшно остановиться. Увеличение числа трех-четырехзведочных отелей дает самую устойчивую базу для развития туризма. Что касается столиц, то в них традиционно высок спрос на размещение в «пятерках» — не случайно этот сегмент вышел в лидеры по доходности по итогам прошлого года. Возможно, в Петербурге их станет больше – если удастся убедить инвесторов в стабильном объеме турпотока и возможности компенсировать сезонные перепады загрузки.

Есть еще одна проблема – если повод вернуться на курорт есть всегда (по мере избавления от загара), то вот выбрать второй раз Петербург… Для среднестатистического туриста, и европейского, и отечественного, не всегда очевидно: зачем возвращаться к нам второй раз?

Согласна, поэтому не может не радовать появление в городе пространств, которые дают повод посетить Петербург еще раз – Новой Голландии, музейного крыла Главного штаба, выставочных площадей Манежа. Это те места, где можно почувствовать себя горожанином, причем посетив их самостоятельно, а не в составе туристической группы. А ведь тренд на индивидуальный туризм – один из самых устойчивых, в том числе в России: по итогам 2016 года спрос на гостиницы вырос на 8% — и ровно на столько же упал спрос на услуги турпосредников.

Как воспринимают Петербург представители разных национальностей

Туристы, казалось бы, едут в один и тот же город, но преследуют абсолютно разные цели и питают интерес к разным вещам…

Помимо перечисленных общих, почти в каждой национальности есть и свои особенные причины, повлиявшие на интерес к той или иной стране. Например, на 110%-ный рост потока туристов с ближнего Востока в 2016 году сказалось снятие санкций с Ирана. Китай и Индия ввиду подъёма национальных экономик тоже массово едут осваивать мир, в том числе «припоминая» былые тесные отношения между нашими странами в советский период. Для Китая город трех революций, в который можно сегодня попасть безвизово – обязательный пункт любого «красного» маршрута. Кроме того, для брендозависимых китайцев Петербург – ближайшая европейская столица, где можно совершить выгодный шопинг. Выгодный – потому что ряд мировых люксовых брендов (например, Chanel) стал проводить в жизнь политику гармонизации цен, привязывая их к курсам национальных валют. Плюс последовательная политика наших крупнейших мультибрендовых площадок, обещающая паритет с миланскими ценами.

Гражданам США любопытно, как живется их экс-сопернику по холодной войне, а с открытием американских сетевых отелей и выгодным курсом посетить Россию стало и экономически интересно. Мы интересны как молодым американцам, так и туристам старшего возраста – далеко не все страны могут этим похвастать.

Для Китая город трех революций, в который можно сегодня попасть безвизово – обязательный пункт любого «красного» маршрута

Старый Свет едет посмотреть «самый европейский город России» и лично оценить ценить степень этой европеизации. Поскольку любой вояж – это всегда и путешествие к себе, познание «загадочной русской души» даёт повод для саморефлексии. Для европейцев интересна наша архитектура, причем не сами по себе барочные и палладианские мотивы – ими не всегда удивишь – а именно их ансамблевая интерпретация, ставшая возможной благодаря «умышленности» города. Есть запрос и на другие эпохи. Например, остро моден Яков Чернихов, и водонапорная башня завода «Красный гвоздильщик» — самостоятельный повод, чтобы приехать и посмотреть медленно, но верно ветшающий шедевр конструктивизма.

Сила Петербурга – в универсальности набора впечатлений, которые он может предоставить. Не случайно самый популярный архитектурный объект у иностранцев – храм Спаса-на-крови, совершенно «непетербургский», прянично-русский образ. Петербург воспринимается как место, куда можно приехать и получить полный набор впечатлений о России, не совершая масштабный round trip по стране. Здесь уже как будто есть всё: и «Европа», и «русский дух», причем удобно, по соседству расположенные в компактном историческом центре.

Автор: Наталия Белякова, директор по маркетингу и PR девелоперского холдинга Domina в России специально для PR Club

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter